Способ изготовления глазури

Основными ингредиентами древнеегипетской синей глазури были щелочь, небольшое количество какого-то соединения меди в качестве окрашивающего вещества, немного карбоната кальция (частичный анализ додинастической глазури показал следы «кальция», а в глазури римской эпохи — 3,8 % «извести»; оба эти вещества, почти наверное, присутствовали первоначально в виде карбоната кальция, который во время обжига превратился в силикат кальция) и большое количество окиси кремния. Поскольку как толченый, так и цельный, кусковой кварц являются формами кремнезема и поскольку при высокой температуре окись кремния приобретает свойства кислоты и соединяется с такими веществами, как [278] карбонат натрия, карбонат калия и карбонат кальция, добавление кремнезема было, по-видимому, излишне. Кроме того, некоторое количество окиси кремния содержится в щелочах, как в растительной золе, так и в низкокачественной соде. Например, в четырех подвергнутых анализу образцах соды кварцевого песка оказалось 2,2 %, 6,7 %, 7,6 %[3516] и 9,6 %[3517]. Поскольку некоторое количество карбоната кальция всегда содержится в соде и растительной золе (в четырех вышеупомянутых образцах соды оказалось 0,9 %, 1,3 %, 1,4 % и 1,2 % карбоната кальция) и даже в кварце (в исследованной белой кварцевой гальке его оказалось 0,2 %), мы пришли к выводу, что добавлять карбонат кальция в опытную смесь не нужно. Поэтому опыты производились только с малахитом и с щелочью, и в результате при сильном прокаливании карбоната калия (главная составная часть обычной растительной золы) или толченой соды, смешанных с небольшим количеством мелкоистолченного малахита, каждый раз получалась великолепная синяя глазурь. Реакция заключалась не только в сплавлении щелочи и окрашивании ее малахитом, но также и во взаимодействии щелочи с кварцем. Когда мы удаляли глазурь путем растворения, поверхность гальки оказывалась сильно изъеденной и шероховатой. Несомненно, щелочи, соединяясь с частью кварца, образовывали силикат калия или натрия (в зависимости от состава примененной в каждом отдельном случае щелочи). Заметивший это Петри пишет[3518]: «Плавка глазури на камне частично растворяет его поверхность; даже после того, как глазурь открошится, следы ее действия все еще остаются видны на камне, приобретающем вид выветренного мрамора или обсахаренного леденца».

Для того чтобы окончательно убедиться в ненужности добавления окиси кремния или карбоната кальция, был проделан ряд соответствующих опытов. К смеси щелочи и малахита прибавляли в разных пропорциях мелкоистолченный известняк. Делали и другие опыты как с мелкоистолченным известняком, так и с мелкоистолченным кварцем, но это ничего не давало, [279] и результаты, как и следовало ожидать, были хуже. Все эти добавки лишь затрудняли плавку, и в конечном счете глазурь или совсем не получалась, или получалась плохой. После того как удалось покрыть глазурью цельный кварц, был проделан ряд опытов по глазурованию толченого кварца, применявшегося в качестве основы фаянса. Однако это оказалось труднее. Когда щелочно-малахитовая смесь наносилась непосредственно на сформованный материал, это никогда не давало хороших результатов: глазурь была либо очень плохой, либо совсем не получалась — глазурная смесь впитывалась в кварц, окрашивая его в синий цвет. Вначале неудачи приписывались слишком высокой температуре или недостаточно мелко истолченному кварцу. Опыты были повторены при более низкой температуре и с более мелко истолченным кварцевым порошком. Результаты были лишь немногим лучше. Однако в конце концов удалось получить хорошую глазурь. Это было сделано следующим способом: сначала глазурью покрывали нетолченый кварц, после чего глазурь обколачивали, мелко растирали и этот порошок наносили на предмет из толченого кварца и прокаливали. Мы не хотим сказать, что именно этим методом пользовались в древности, но можно предполагать, что глазурную смесь вначале каким-то образом плавили, затем толкли и наносили на изделия в виде порошка. Так, описывая один предмет, неудачно покрытый глазурью, Куибел говорит: «Пятно неправильной формы... покрыто не гладкой глазурью, как вся остальная фигура, а мелкими зернами синей фритты; это вызвано, должно быть, несовершенством обжига и свидетельствует о том, что глазурь была нанесена в виде жидкой пасты из толченой фритты. Тот же метод можно проследить на ушебти значительно более позднего периода»[3519]. Подводя итог проделанному им микроскопическому анализу у египетских глазурованных изделий, Бек пишет: «На все образцы из Египта, за исключением нескольких, которые я считаю привозными, очевидно, наносили уже готовую глазурь или все необходимые для нее ингредиенты, после чего их подвергали обжигу»[3520]. [280]

Современный метод покрытия глазурью состоит в следующем: сначала изготовляется глазурь, которая не только напоминает куски стекла, но фактически и является стеклом, хотя называется «фриттой». Затем ее очень мелко толкут и смешивают с водой до консистенции жидкой грязи, причем образующуюся суспензию непрерывно мешают, чтобы воспрепятствовать оседанию толченой массы; наконец изделие либо окунают в эту жидкость, либо обливают ею, после чего сушат и обжигают. Подобный же метод применяется в нескольких современных мастерских по подделке фаянса в Курна. Я знаю одного такого мастера, который покупает мелкие венецианские бусы из синего стекла, толчет их в очень мелкий порошок, прибавляет немного воды и в образовавшуюся жидкость опускает кусками каменную соль, которой дает раствориться. Изделие окунается в смесь, сушится и обжигается, причем кристаллизация соли после сушки способствует лучшему приставанию глазури до обжига.

Несколько опытов по глазурованию стеатита с применением смеси щелочи и малахита были менее удачны, так как в тех случаях, когда глазурь получалась, она всегда была зеленого, а не синего цвета. Является ли это результатом присутствия в стеатите соединений железа или следствием слишком высокой температуры, осталось невыясненным.

Следует заметить, что, каковы бы ни были отдельные технологические приемы глазурования в древности, можно не сомневаться, что обжиг производился в какой-то закрытой камере, хотя, вероятно, и небольшой, так как трудно представить, чтобы изделия обжигались на открытом огне в непосредственном соприкосновении с топливом. Современные подделыватели фаянса в Курна выработали целый ряд способов для разрешения этой проблемы: иногда они используют в качестве закрытой камеры глиняный горшок, иногда — медный ящик, иногда — ящик из стеатита, причем в последнем случае изделия ставятся на стеатитовые кубики[3521]. [281]

Оставить комментарий