Обработка камня

Некоторое представление о древнем способе обработки добытого в каменоломнях камня дают следы от инструментов, оставшиеся на предметах, в особенности — на статуях, среди которых сохранилось несколько незаконченных. Кроме того, некоторые процессы обработки камня изображены в стенной росписи ряда гробниц. Изучением этой области

171 172 173

Древнеегипетской технологии занимались Сомерс Кларк, Эдгар, Энгельбах, [129]

174 175 176 177 178

Петри, Пийе, Платт, Рейснер и другие специалисты.

Древнеегипетские каменные статуи, особенно сделанные из таких твердых материалов, как диорит, гранит, кварцит и сланец, уже давно вызывают восхищение высоким мастерством их выполнения и являются поводом для всевозможных догадок относительно инструментов, которыми они были сделаны. Имеется немало описаний предполагаемых методов обработки этих твердых пород, включая применение стальных (очень частое объяснение) или медных и бронзовых орудий с вставленными в них алмазами или другими твердыми драгоценными камнями. Поэтому особенно ценно мнение Рейснера, что египтяне «при высекании статуй из твердого камня пользовались наипростейшими техническими

179

Приемами, как и следовало ожидать от народа, еще не знакомого со сталью» . Основными

Процессами были:

1) Оббивание камнем. Возможно, что этот процесс изображен в гробнице V династии в Саккара180, в гробнице VI династии в Дейр-эль-Гебрави181 и в гробнице XVIII династии в Фивах182.

2) Трение зажатыми в руке камнями (вероятно, с применением какого-то абразивного

Порошка). Этот метод изображен в гробнице V династии в Саккара[454] и в гробнице

182

XVIII династии в Фивах.

3) Распиливание при помощи медного лезвия с применением абразивного порошка. Изображения этого процесса не найдены. [130]

4) Сверление при помощи трубчатого сверла и абразивного порошка. Сверло представляло собой полую медную трубку, которую вращали либо между ладонями, либо с помощью лучка. Трубчатое сверло употреблялось также для высверливания каменных сосудов, в особенности — цилиндрических кувшинов[455]. По словам Петри[456], такого рода сверло употреблялось «вначале при выдалбливании больших диоритовых чаш», а также при изготовлении «прямостенных сосудов»; при этом он приводит образцы таких сосудов, сделанных из базальта и алебастра. Изображения этого процесса не найдены.

В связи с этим можно упомянуть другой тип орудия для сверления каменных сосудов, а именно вид коловорота, снабженного эксцентрической ручкой и двумя тяжелыми гирями. Ручка, по-видимому, была деревянная; самое же сверло, нередко сегментовидной формы, изготовлялось из кремня. Такие сверла были найдены в большом количестве в Саккара и в других местах. Кроме того, обнаружено немало отверстий, просверленных при помощи такого сверла. Примеры таких отверстий мы находим в Абусире[457] и в известняковых плитах эпохи III династии в Саккара[458]. В последнем случае отверстия, по-видимому, сделаны учениками, практиковавшимися в обращении со сверлом. Такое сверло изображено в росписи многих гробниц.

5) Сверление медным или каменным острием при помощи абразивного порошка. В одной гробнице V династии[459] изображено применение сверла «для сверления каменной печати»[460], а в гробнице VI династии показано сверление сердолика[461]. В нескольких других гробницах изображены мастера, просверливающие бусы при помощи сверла с лучной передачей, а в одной гробнице — [131] просверливание таким же методом какого-то

190

Непонятного предмета.

6) Трение медным (?) острием при помощи абразивного порошка. Данные об этой операции сомнительны. Инструмент изображен в одной гробнице XVIII династии[462].

Обычно в связи с обработкой твердых пород камня слишком много говорится об употреблении долот. Некоторые ученые, считающие, что для этой цели применялись стальные орудия, утверждают, что медные и бронзовые долота, сколько бы их ни отковывали, все равно не в состоянии резать такие твердые породы камня, как диорит, гранит или сланец, и что при этом нельзя пользоваться абразивным порошком. С этим нельзя не согласиться, и, конечно, долота употреблялись только при обработке мягких пород камня. Однако мы имеем много свидетельств применения пилы и сверла, в частности трубчатого, в виде следов, оставшихся на обработанных с их помощью камнях[463]. Так, например, следы пилы видны на базальтовых плитах пола храма при пирамиде Хуфу[464]; на красных гранитных саркофагах Хуфу и Хафры193; на сделанном из красного гранита саркофаге Хордедефа (IV династия)[465], найденном Рейснером в Гизэ; на крышке серого гранитного саркофага Мересанх[466]; на тыльной стороне одной из триад Менкаура[467] и на двух

Незаконченных алебастровых статуях этого же фараона[468]. Следы трубчатых сверл видны

198 198

На алебастровой статуе Менкаура, а также на его незаконченной статуе ; на хорошо известной диоритовой статуе Хафры; следы сверл четырех различных диаметров видны в глазных впадинах сделанной из темно-серого [132] гранита статуи эпохи XII династии[469]; в глазных впадинах головы из темно-серого гранита, вероятно, также эпохи Среднего царства[470] и на высеченной из обсидиана голове Тутмоса III из Карнака[471]. Трубчатыми сверлами пользовались для высверливания гнезд в граните пирамидного храма Менкаура, в которые входили концы дверных косяков и болты[472]. Петри приводит еще много примеров отверстий и сердечников, высверленных при помощи трубчатого сверла[473]. Я обследовал в кладовой Саккара большой высверленный сердечник диаметром около 8 см из крупнозернистого красного гранита с зелеными пятнами на наружной стороне от меди сверла, а также маленький высверленный диоритовый сердечник диаметром около 3,2 см. Примеры сверления медным или каменным острием, не оставляющие сомнения о способе сверления, мы находим в ноздрях, ушах и углах рта алебастровой статуи Менкаура[474] и на фрагментах двух каменных ваз с надписями (III династия) из ступенчатой пирамиды в Саккара. Надписи изданы Ганном[475]. Сами же фрагменты находятся в Каирском музее, причем один из них (Ганн, № 4, табл. I; инвентарный музейный номер I. 55257) является частью диоритовой вазы, а другой (у Ганна № I, табл. III; инвентарный музейный номер I. 55273) — частью вазы, которую Ганн называет диоритовой, но которая в действительности сделана из доломитового известняка.

Пилы и сверла, за исключением вышеупомянутого «коловорота», вероятно, изготовлялись из меди[476] вплоть до эпохи Среднего царства (около 2000 г. до н. э.), когда впервые появились бронзовые орудия[477], после чего употреблялись как те, так и другие, пока они не были [133] вытеснены железом[478]. Поскольку ни медь, ни бронза не обладают достаточной твердостью для того, чтобы резать такие твердые камни, как базальт, диорит, гранит, кварцит и сланец, инструменты для обработки этих пород изготовлялись, должно быть, из какого-то более твердого материала, причем этот материал должен был применяться либо в виде режущих зубьев, либо в виде порошка.

Главным сторонником применения прикрепленных зубцеобразных резцов является Петри, считавший в 1883 году[479], что «материал для изготовления этих режущих зубьев пока еще не известен; для этой цели могли употребляться только пять веществ: берилл, топаз, хризоберилл, корунд или сапфир и алмаз. По характеру работы здесь скорее всего подходил бы алмаз, и лишь соображения о том, что это вообще очень редкий минерал, а в Египте он

Совершенно отсутствует, заставляют отбросить эту возможность и считать более вероятным

210

Материалом твердый некристаллический корунд». В 1925 году тот же Петри заявил : «Гранит резали пилами с зубцами из драгоценных камней и трубчатыми сверлами с насаженными на них драгоценными камнями. Из какого именно камня были сделаны резцы

— не известно, но корунд, по-видимому, не может резать кварц». В 1937 году Петри писал[480], что для резки твердых пород применялось «какое-то ножеобразное орудие с насаженными на него наждачными зубьями...»

В отношении трубчатых сверл Петри пишет, что «...египтяне насаживали режущие драгоценные камни не только по торцовой части трубки сверла... но также... и на стенки трубки, как внутри, так и снаружи...»[481]

Самой твердой породой, которую приходилось резать древним египтянам, был кварц

— либо в виде кварцита (который в целом является кварцем), либо в виде [134] кварцевых

213

Кристаллов в граните и других породах. По шкале Моса, твердость кварца равна семи. Пять камней, упоминаемые, Петри как единственные способные резать другие твердые породы камня, имеют твердость, превышающую твердость кварца. Так, берилл имеет твердость 7,5-8,0; топаз — 8; хризоберилл — 8,5, драгоценные формы корунда (рубин, сапфир) — 9 и самый твердый из всех камней — алмаз — 10.

Хотя берилл и встречается в Египте, мы не имеем никаких свидетельств о том, что он был известен там до греческой эпохи, и в высшей степени маловероятно, что он когда-либо добывался в количестве, необходимом для обработки твердых каменных пород. Остальные породы камня, (перечисленные Петри, в Египте не встречаются, и вплоть до очень позднего времени мы не имеем ни данных, ни оснований предполагать, что они употреблялись там или хотя бы были известны. Топаз (1ора2ов) Страбона[482] и Плиния[483] (привозившийся, по их словам, с одного из островов в Красном море) был, вероятно, современным хризолитом с твердостью только 6,5, который мягче топаза и недостаточно тверд для резания кварца.

Я думаю, что предположение о том, что египтяне, да еще в такой ранний период, умели гранить эти самоцветные камни для изготовления из «их зубьев и насаживать их на металл так, чтобы они выдерживали тяжелую рабочую нагрузку, не столько разрешает, сколько еще более запутывает вопрос. Да и существовали ли когда-либо эти постулированные Петри зубья? Вот какие доказательства он приводит в пользу их существования[484]: [135]

A) Цилиндрический сердечник из гранита с непрерывной спиралеобразной бороздкой, процарапанной острым резцом. В одном месте бороздка превращается в желобок, образованный, как это можно проследить, вследствие пятикратного поворота резца вокруг сердечника.

B) Часть просверленного в диорите отверстия с семнадцатью бороздками, расположенными на равных расстояниях друг от друга, что объясняется последовательным вращением одного и того же резца.

C) Кусок диорита с несколькими бороздками глубиною более одной четверти миллиметра, образованными вследствие однократного проведения резцом.

Ё) Куски диорита с правильно расположенными бороздками, нанесенными пилой.

Е) Два фрагмента диоритовых чаш с гиероглифами, не выцарапанными или выскобленными, а вырезанными легко режущим острием.

Однако если при работе мягкими медными пилами или сверлами применялся абразивный порошок, то вполне вероятно, что частицы абразива иногда внедрялись в металл, где они и могли оставаться в течение некоторого времени. Такого рода случайные и временные зубья легко могли дать тот же эффект, что и постоянные, специально вставленные в лезвие пилы. Петри отрицает эту возможность. «...Нам кажется физически невозможным, — говорит он, — чтобы какая-либо частица несвязанного порошка могла в результате трения так прочно внедриться в мягкий металл, чтобы быть в состоянии вынести огромную нагрузку... необходимую для проведения заметной борозды в таком

217

Твердом веществе, как кварц» . Однако, если судить по практике современного

Шлифования, при котором мелкий абразивный порошок употребляется вместе с мягким

Металлом (медь, свинец или мягкий сплав), часть абразивного порошка при работе всегда

218

Внедряется в металл. Поэтому вполне вероятно, что и при применении древнего метода часть абразивного порошка могла также [136] внедряться в металл, который из трех взаимодействующих веществ (медь, камень и абразив) был самым мягким.

219

В дискуссии, вызванной статьей Петри, Джон Эванс заявил, что, по его мнению, борозды были результатом сверления трубкой из мягкого металла с помощью твердого зернистого материала и что «спиральные борозды на сердечниках могли образоваться либо в момент введения в углубление трубки, наполненной свежим абразивным материалом, либо при извлечении ее, когда она оказалась забитой».

В анализе Петри пунктов (с) и (е) такие фразы, как «бороздки глубиною более одной четверти миллиметра, образованные в кварце вследствие однократного проведения резцом»[485] или «поскольку ширина бороздки равна всего лишь одной пятой миллиметра... ясно, что резец должен был быть тверже кварца»[486], несколько дезориентируют, поскольку материал, о котором говорит Петри, был не кварцем, а менее твердым диоритом; поскольку же для шлифования алмазов применяется алмазная пыль, то вполне допустимо, что для резания кварца может использоваться толченый кварц.

222

Описывая сланцевые триады Менкаура, Рейснер говорит : «Некоторые царапины... образованы соскользнувшим острым резцом».

Эскизы и незаконченные работы скульпторов, описанные Эдгаром, относятся уже к позднему периоду, когда употребление мастерами долот и других железных инструментов было не только возможно, но даже совершенно очевидно, поскольку известно, что в III веке до н. э. рабочим каменоломен выдавали железные инструменты[487]. По словам Эдгара, «почти все собранные здесь предметы датируются сравнительно поздним временем. Незаконченные статуи относятся ко времени от Саисского периода до захвата страны римлянами. [137] Возможно... что многие эскизы из известняка принадлежат к эпохе Птолемеев».

«Работая с более твердыми породами камня, скульпторы пользовались главным образом каким-то остроконечным инструментом или пробойником... следы которого становятся все менее заметны по мере продвижения работы».

«При работе с мягким известняком, из которого сделаны почти все модели, применялась иная техника: значительная часть работы выполнялась не пробойником, а долотом. По-видимому, в начальной стадии работы, когда от глыбы нужно было отделить крупные куски, иногда пользовались пилой... Общая форма придавалась обычно четкими продольными ударами прямого или скругленного долота. Наряду с плоскими применялись скругленные долота, оставлявшие желобкообразный след. Вероятно, в это время было уже известно и долото с загнутым острием. Видно, что остроконечным инструментом пользовались как для мягких, так и для твердых пород камня... На законченных статуях из известняка часто можно видеть следы отделки при помощи какого-то скребка»[488].

Я исследовал семнадцать из указанных предметов, сделанных из твердых пород камня (долерит, граувакка и серый гранит)[489]. Они представляют разные стадии изготовления, и приблизительно на половине из них видны следы инструмента, напоминающего долото. В остальных случаях применялся, по-видимому, какой-то остроконечный инструмент.

Я считаю, что роль абразивного материала играл какой-то порошок, употреблявшийся во влажном состоянии. То же подтверждает и Петри[490], говоря: «Нет сомнения, что основными методами были распиливание и шлифование при помощи сыпучего порошка».

Хорошо известно, что твердый абразивный порошок, внедренный в мягкий материал или применяемый совместно с ним, может резать твердый камень. Говорят, что индейцы одного из племен Южной Америки сверлили [138] горный хрусталь при помощи побега дикого пизанга (род банана), кварцевого песка и воды[491]. В одном из музеев Королевского ботанического сада в Кью хранится кварцевый цилиндр длиною 5-7 см со сквозным отверстием, просверленным, как утверждают, при помощи тонких полосок кожуры стебля одного из видов альпинии (А1р1ша), которые быстро вращали между ладонями, подсыпая понемногу песок[492]. Все эти примеры подтверждают, что абразивный порошок может резать равное ему по твердости вещество, и лучшим доказательством этого служит алмаз, который, как мы уже говорили, шлифуется при помощи алмазной пыли.

Что касается природы абразивного порошка, то мнения здесь расходятся. Петри уверен, что это был наждак[493]. Рейснер считает, что это был либо наждак[494], либо пемза230, а я беру на себя смелость предполагать, что абразивом обычно служил мелкоистолченный кварцевый песок.

За исключением нескольких уже упомянутых нами изображений обработки камня на стенах гробниц, древнеегипетские источники хранят по этому поводу молчание. Однако греческие и римские авторы дают нам кое-какие сведения по этому вопросу.

Перечислив все известные в его время драгоценные и полудрагоценные камни, Феофраст пишет[495]: «Некоторые камни... настолько тверды, что их... невозможно резать железными орудиями, но только другими камнями». Феофраст упоминает наждак, но описывает пемзу[496], хотя ничего не говорит об употреблении ее в качестве абразива.

Витрувий[497] упоминает о разрезании камней зубчатой пилой, но не дает никаких подробностей этой операции. [139]

Плиний посвящает две главы[498] резанию и шлифованию камня, главным образом «мрамора». Надо полагать, что применение абразивного порошка было хорошо известно в его время, так же как характер выполняемой им работы, ибо он говорит, что резание камня, «хотя и кажется, будто оно осуществляется железом, на самом деле производится песком». Среди перечисленных им материалов, применяемых для резания камня, упоминаются наждак (песок с Наксоса), «песок» из Индии, Египта и Нубии и некоторые камни с Кипра и из Армении. Для окончательной полировки «мрамора» он рекомендует «фиванский камень» и пемзу.

Наждак является разновидностью корунда с некоторыми примесями. Абразивные свойства его зависят главным образом от количества содержащейся в нем кристаллической окиси алюминия и отчасти от его физического состояния. Твердость его равняется приблизительно 8 и главной составной частью наряду с окисью алюминия является окись железа. Первоначально наждак добывался на нескольких островах греческого архипелага, в особенности на Наксосе. Но в настоящее время его в очень большом количестве добывают на материке Малой Азии. Если не считать не подтвердившегося мнения, что некоторые

235

Ассуанские пески содержат 15% наждака, то данных о наличии его в Египте не имеется.

Пемза представляет собою легкую ноздреватую лаву ячеистой структуры, состоящую главным образом из кремнекислого алюминия. Ее добывают преимущественно на Липарских островах Средиземного моря, но в небольших количествах она встречается и на северном побережье Египта. Твердость ее — 5,5, и поэтому она непригодна для резания кварца. Нет никаких данных об употреблении пемзы в Древнем Египте, хотя в Седменте был найден кусок пемзы, отнесенный к XVI династии[499]. Два куска пемзы, относящиеся к эпохе

XIX династии, были найдены в Гуробе[500] и несколько недатированных кусков — в Коптосе[501]. [140]

Не имей прямых положительных данных о характере абразивного порошка, применявшегося в Древнем Египте, рассмотрим отрицательные данные.

Имеется утверждение, что несколько найденных в Египте древних предметов[502], преимущественно ранней даты, сделано из наждака: отвес, ваза, какое-то орудие, три маленькие плитки, и сюда же относят один кусок и несколько осколков камня. Однако правильность этого утверждения сомнительна, а в нескольких случаях было даже доказано,

240

Что вещество не является наждаком.

При наличии в стране пригодного для роли абразива материала сомнительно, чтобы абразивные вещества были предметом ввоза. Кварцевый песок, в изобилии встречающийся почти повсюду в Египте, вполне пригоден для шлифовки и резания диорита и кварца[503] — самых твердых пород камня, которые обрабатывали древние египтяне.

Если бы роль абразива играл наждак, тогда пришлось бы допустить, что свойства его были известны в эпоху III-IV династий (около 3000 лет до н. э.) не только в Египте, где обработка камня в больших масштабах только начиналась, но также и в стране его происхождения (в Греции), где обработка камня была еще неизвестна.

Какое бы абразивное вещество ни применялось, им пользовались в очень больших масштабах и его требовалось огромное количество. Поэтому его должно было быть много и оно должно было быть дешево, что невозможно при условиях ввоза.

Египтяне обрабатывали твердый камень в небольшом количестве, выделывая из него амулеты, бусы, навершия булав, палетки, вазы и другие предметы, по крайней мере за несколько сот лет до того, как они перешли к использованию камня в строительном деле. Поэтому мы вправе предположить, что они были уже знакомы с употреблением песка как абразивного вещества[504], [141] и когда абразив понадобился в значительно большем количестве, они, естественно, обратились к привычному для них материалу. О том, что песок применялся иногда в качестве абразивного материала, свидетельствует мастерская по изготовлению ваз эпохи Древнего царства, найденная Куибелом и Грином, где был обнаружен песок, использовавшийся в качестве абразивного материала[505]. На дне отверстия, проделанного трубчатым сверлом в куске алебастра эпохи III династии из ступенчатой пирамиды в Саккара[506], была обнаружена компактная масса светло-зеленого цвета, несомненно, представлявшая собою абразивный порошок. Она состояла из очень мелких зерен кварцевого песка естественно округлой формы; цвет же его объясняется присутствием меди — очевидно, от примененного в данном случае сверла. Майерс сообщает[507], что в одном случае для просверливания стеатитовой бусины был применен толченый шерт или кремень.

Во всех спорах о способе резания твердых пород камня в Древнем Египте не следует забывать о таких важных факторах, как большое количество рабочих рук, продолжительность рабочего дня, длительность работы над каждым объектом и в особенности искусство, опыт и бесконечное терпение рабочих.

Вызвавшие столько споров вопросы о закалке меди[508] и о возможном употреблении в такой ранний период стали[509] будут разобраны нами в главе о металлах.

Оставить комментарий